+7 (905) 503-60-60
Клуб айкидо "Сёрюкай" Букреев додзё
Случайное фото
04-DSC_0207
 

10. Хомбу-додзе. Тренировка у Масатоши Ясуно.

4-й день. Дневная тренировка у Масатоши Ясуно. С организмом начинают происходить изменения. Явно улучшается самочувствие даже по сравнению со вчерашним днем. Связки и мышцы наконец начинают адаптироваться к нагрузке и приходить в норму. Появляется свобода движений, после каждой тренировки я уже не чувствую себя разбитым.

Отмечаю изменения в собственном стиле работы. Глядя на окружающих, сам начинаю двигаться более мягко. Приноровившись к жесткости татами, выполняю страховки более расслабленно. Геометрия страховок тоже стала несколько другой. Падения становятся все больше неощутимыми, как бы сливаются в общий фон работы. Каждая страховка теперь не требует внимания, больше остается времени для осмысления собственно приема.

В юности в пору учебы в институте занимался альпинизмом. Каждый приезд в горы требовал громадных усилий по быстрому «входу в строй» в альплагере. Первые дни всегда были мучительными. Не было возможности «поймать дыхание» в более разреженном воздухе, болели мышцы, усталость накапливалась очень быстро и требовала большего периода отдыха.

Перед началом занятий в горах врач лагеря проводил инструктаж и объяснял нам причины происходящего. На занятиях он говорил о том, что:

  • Первичный период адаптации на новом месте требуется обычно три дня
  • Что в этот момент организм находится в стадии стресса и работоспособность обычно сильно понижена
  • Сосудистая и мышечная системы перестраиваются под новые внешние факторы
  • Ускорить адаптацию можно, увеличив в этот период нагрузку на организм (в разумных пределах)
  • Нормальный период акклиматизации - две недели, но после трех дней уже можно усиливать физическую работу

Ощущения в Японии полностью все это подтверждают.

Идет четвертый день, и я ощущаю, что работать в Хомбу стало легче. Отсюда следует очень интересный вывод.

Если ехать в Японию и в Хомбу именно НА ТРЕНИРОВКИ, то:

  • Надо ехать на срок, больший чем три дня (как минимум - неделя)
  • Первые три дня необходимо разумно дозировать нагрузку, чтобы не получить травму и не испортить себе всю поездку
  • С начала четвертого дня возможно постепенное увеличение нагрузки до рабочей. Обычно к этому моменту тело приноравливается к новым условиям и входит в рабочий режим.

Самого мастера Масатоши Ясуно и его стиль работы я уже имел возможность видеть в Москве на одном из семинаров в 2009 году. Манера исполнения техник показалась тогда немного резкой, но очень мощной. От сегодняшней тренировки я много жду в плане «посмотреть поближе».

Несмотря на то, что это дневная тренировка в 15.00, вокруг достаточно много народу. Среди черных поясов замечаю даже несколько инструкторов самого Хомбу. Судя по всему - предстоит что-то интересное.

Стандартная разминка, обычный комплекс. В качестве дополнительных разминочных упражнений Ясуно-сихан показывает укке омотэ от семэн учи. Выполнение отличается длинным скользящим входом практически вплотную к уке и срезающим движением по вертикали затем. В процессе демонстрации Ясуно-сенсей настойчиво просит переключать фокус работы с блокирующей передней руки на заднюю. Очень похоже, хотя и немного не так, объяснял икке на своих семинарах Эндо-сенсей.

Начинаем работать.

Первое впечатление: очень быстро и очень мощно. Когда Ясуно-сихан выполняет демонстрацию техники, уке приходится выкладываться «по полной». Мощь бросков и скорость их выполнения требуют от нападающего высокой квалификации и скорости реакции. После особенно динамичных бросков нападающие могут проехать по скользкому татами Хомбу пару-тройку метров. Судя по всему, здесь это знают и уке ассистируют очень сосредоточенно и собранно.

Для меня интересно исполнение ирими-наге. Стараюсь очень точно повторить длинный скользящий шаг и следующий за ним кайтэн, позволяющие сенсею очень легко заходить уке за спину. Вход ирими-тэнкан получается у него как бы между прочим, практически незаметно, но очень быстро. Финальный бросок Ясуно-сихан выполняет очень сильно, почти горизонтально и перпендикулярно корпусу уке. Динамичное исполнение добавляет сюда еще и инерцию нападающего. Все слагаемые, мастерски собранные в одном месте и в одно время приводят к тому, что уке часто пролетает некоторое расстояние практически по воздуху.

Выполнение такого мощного и быстрого броска требует довольно сильного подхода центром к нападающему. Иначе - просто неоткуда взять ресурс для его выполнения. Ясуно-сенсей выполняет входы резко, сильно и почти вплотную навстречу нападающему. Получается почти «клинч». В горизонтальной плоскости движения почти не остается возможности для маневра - и тогда к поступательному движению корпуса сенсей вдруг добавляет резкие мощные уходы вниз или во вращение.

От таких пертурбаций уке иногда напоминает тряпичную куклу - настолько его швыряет вверх-вниз-в сторону. Такое впечатление, что не успей он на долю секунды - оторвут руку или ногу к чертовой матери. Оптимизма нападающему добавляет еще и резкая работа сенсея в локти или кисти. Иногда становится даже не по себе. Кажется вот-вот хрустнет что-то у нападающего и - все!

Время, однако, идет. Уке пока все живы.

Почти каждый прием Ясуно-сенсеей показывает в нескольких вариантах. Выполняя технику, он дает сразу два-три способа работать в ключевой момент техники. Так уже на протяжении минут пятнадцати мы работаем различные варианты выполнения никке ура от ката дори: замком сверху в локоть, замком сверху в кисть, захватом снизу в кисть и сильным толчком в хватающую руку. Такая работа очень интересна, разнообразна сама по себе и здорово добавляет вариативности в мой арсенал.

После очередной смены партнеров мне здорово не везет. Попадаю на какого-то европейца. Технику он выполняет неспешно, «выкладываться» как-то не спешит. Часто останавливает движение и с глубокомысленным видом что-то себе думает. После первой динамичной половины тренировки я начинаю просто остывать. Выполняя броски, я с досадой чувствую, как он начинает выполнять страховку либо раньше броска, либо вообще дает понять, что не склонен сегодня работать.

Постепенно растет раздражение. Ловлю себя на желании пару раз «припечатать» партнера получше - может тогда начнет двигаться. Гашу все «в зародыше» и минут пятнадцать мы работаем по принципу «как есть».

Разительно чувствуется разница в отношении к партнеру и делу. Подавляющее количество людей, с которыми мне пришлось работать в Хомбу, были очень открытыми и искренними в том, что делали. Всегда это ощущалось как движение навстречу, желание что-то подсказать, помочь. Для теперешнего моего партнера я - еще один скучный неизвестный человек, с которым судьба свела на полчаса.

Такие люди - страшное дело на татами. Все твои попытки хорошо сделать технику, что-то понять наталкиваются на полнейшее равнодушие с той стороны баррикады. Работать с таким человеком - как идти в зыбучем песке: сил тратится колоссальное количество, а результата - ноль! Самое противное, что такой партнер сам не выполняет технику, и не дает выполнять тебе. Болевые приемы выполняются неэффективно и часто вполсилы, вся работа производит впечатление какого-то суррогата.

Откуда такое «выхолащивание» техник? Когда-то я слышал, что в Европе могут даже в суд подать на «грубого» партнера на татами - может, истоки здесь? Боязнь судебного преследования?

Размышляю о том, что такое излишне мягкое исполнение приемов ничего не имеет общего с «мусуби» - «единением». Культивируя и развивая в себе «мусуби», ты делаешься мягким для того, чтобы лучше чувствовать партнера, слышать и понимать его движения и желания. Мягкость «мусуби» - это мягкость воды, которая сносит дамбы, если надо.

Последние минут 15 тренировки дорабатываю с неудачным партнером. При смене техник наши соседи по татами все как-то быстро-быстро находят себе пару. Я даже не успеваю моргнуть - все уже заняты. Очевидно, никому не хочется работать с таким уке. Воспринимаю все происходящее философски и нейтрально прощаюсь с ним после окончания занятия. Вечером хочу сходить на пару тренировок к Осава-сенсею.


Возврат к списку

Яндекс.Метрика